КАННИБАЛИЗМ В ЯПОНСКОЙ АРМИИ

 

История Второй мировой однозначно свидетельствует, что японские милитаристы нисколько не отставали от нацистов ни по количеству военных преступлений, ни по их жестокости. Пожалуй, даже холокост не дотягивает ни до количества, ни до качества зверств, творимых японскими оккупантами в Китае, Корее, Индокитае, на островах. Более того, в отличии от германских коллег, склонных к шаблонным действиям, японцы отличались креативом и нестандартными "решениями".

 

6-я армия гитлеровцев, окруженная в Сталинграде жестоко страдала от холода и голода, и в конце концов была вынуждена сдаться. В похожей ситуации оказались в конце войны японские войска в Китае и на островах Тихого и Индийского океанов, когда практически все пути снабжения гарнизонов были перекрыты американским флотом. Гарнизоны оставались без подкреплений, боеприпасов и еды. Но японцы в отличие от немецких союзников, быстро нашли выход, практикуя каннибализм. Один из самых авторитетных специалистов по тому периоду, британский историк Энтони Бивор, указывает, что каннибализм охватил практически все гарнизоны, разбросанные по тихоокеанским островам, а также в материковом Китае и Бирме. В ходе войны в японский плен попали 132 134 солдата союзнических армий, домой из них не вернулись 35 756 человек. Условия в японском плену были ужасающими. Над военнопленными издевались, оставляли без еды и медицинской помощи. Некоторых убивали ради развлечения, а ближе к концу войны - и ради питания. «Это были не отдельные случаи, а общая тенденция во всех гарнизонах в Китае и на Тихом океане, которые были отрезаны от поставок из-за действий флота США», - пишет Бивор. Большая часть таких случаев произошла на Новой Гвинее и Борнео. Если же голодающим японцам не удавалось поймать вражеского солдата или местного жителя, то поедали и своих. Задокументирован случай каннибализма на архипелаге Тититзима, когда японцы убили и съели восьмерых сбитых американских летчиков. Из ряда ему подобных он выделяется тем, что в «трапезе» принимали участие не только офицеры, но и генерал с адмиралом. Генерал-лейтенант Есио Татибама в августе 1944 года был командующим гарнизона в Чичи-Джима на острове Бонин. Однажды, напившись допьяна, он приказал поставить перед ним на колени двух пленных американских летчиков и обезглавил их. Но этого бравому генералу показалось мало. Он приказал извлечь у трупов печень и приготовить из нее сукияки – мясное блюдо с овощами. Это блюдо он и поедал в компании своих друзей. Позже убийства продолжились. И каннибализм тоже, хотя, как мы видим, на примере генерала, он не всегда был вызван голодом. В 1946 году под суд по этому делу попали 30 человек. Пятеро из них были повешены: генерал Татибама, адмирал Мори, майор Матоба, капитан Иси и врач Тераки. Интересно, что статья за каннибализм в международном праве отсутствует. Людоеды были осуждены за «препятствование почетному захоронению». Вот еще воспоминания индийского военнопленного Ленса Наика Хатам Али, попавшего в плен на Новой Гвинее: «Японцы начали выбирать пленных. Каждый день солдаты убивали и съедали одного заключенного. Я сам видел, как это происходило. Около 100 пленных были съедены...» Даже японский писатель Оока Сёхэй в своем романе «Огни на равнине» описывает случаи людоедства в японской армии. Тема каннибализма в его творческой интерпретации и есть сама сущность любой войны. Но творческие интерпретации, это и есть творческие интерпретации, а каннибализм солдат микадо, как пишет Бивор, был частью «систематической и организованной военной стратегии». Другой частью этой "стратегии" было превращение женщин из оккупированных стран в сексуальных рабынь для японской солдатни (многие из них также впоследствии были съедены). Это были тоже не единичные случаи, а государственная программа, осуществляемая японскими военными в оккупированных странах. И сегодня японские власти имеют наглость отрицать, что эта позорная практика имела место. Несмотря на то, что множество эпизодов было задокументировано, а некоторые ее жертвы выжили и смогли обвинить своих мучителей. Пак Ён Сим – одна из корейских женщин, похищенная в «походные бордели» для японских солдат, что уже широко известно всему миру. Ей была навязана участь сексуальной рабыни до поражения Японии в войне. Вот ее свидетельство: «В 14 лет я была продана в ателье одежды в квартале Хупхо портового города Нампхо (у Корейского Западного моря) и работала там кухаркой, а к марту 1938 г. попала на японскую «реквизицию девушек». Японский рядовой полицейский насильственно конвоировал меня и 22-летнюю девушку в Пхеньян. В Пхеньянском вокзале, вижу, уже были 15 корейских женщин. Сначала в закрытом вагоне, а потом на машине увезли нас в китайский город Нанкин. Там было много японских казарм, а на улице Цзиньсюи – походный бордель, расположенный в трехэтажном доме. Здесь началась моя позорная жизнь сексуальной рабыни. Каждая комната была в размере 2×2,5 м, вокруг дома – заграждение из колючей проволоки". В первый же день прибытия несчастная была жестоко изнасилована, а в дальнейшем "клиентов" в сутки в среднем 30 солдат. То есть, сексуальных рабынь насиловали практически непрерывно. "Японские солдаты все, как один, бросились на меня, как злые звери. Если кто-то пытался сопротивляться, то немедленно следовало наказание: били ногами, кололи ножом. Или, если "проступок" был велик - рубили мечом голову... Истощенных и заболевших, убивали и бросали в реку. Походный бордель был кромешный ад. Через года три меня перевезли в Шанхай, а оттуда – в Рашу под Рангуном в Бирме. Там под именем «Вакахару» мне пришлось обслуживать японских пехотинцев и танкистов. Через два года опять перевезли практически на линию фронта – на границу Бирмы и Китая. Каждый день под грохот снарядов и бомб я была вынуждена удовлетворить сексуальную прихоть десятков японских солдафонов. Почти все женщины, угнанные сюда в походные бордели, погибли от заболеваний, избиения и бомбежки. Потом едва уцелевшие корейские женщины вместе с солдатами разбитой японской армии были направлены в лагерь для военнопленных в Куньмине Китая. Позже я вернулась на родину, но калекой – из-за болезни сердца и расстройства нервной системы по ночам мечусь в бреду. Каждый раз, когда поневоле вспоминаются те страшные дни, все тело дрожит от жгучей ненавистью к японцам. Я жила, не зная ни семейного счастья, ни радости матери-роженицы. Думая о своем злосчастном прошлом, в моей памяти воскрешает множество соотечественниц, которые на чужбине подвергались всяким мучениям и стали неприкаянными душами. Тем более, что японское правительство бесстыдно устраивает всякие интриги, пытаясь скрыть свои преступления в тени истории. Я призываю совесть мира оказать давление на японское правительство, чтобы оно признало преступления прошлого, взяло ответственность за них, и постаралось компенсировать понесенные страдания невинных людей». Следует отметить, что есть свидетельства не только жертв, но и палачей - то есть японских граждан. Так, Сэйдзи Ёсида раньше служил в "обществе трудового служения государству", что было вспомогательной организацией японской полиции. В своих воспоминаниях на тему «Я так ловил корейцев», «Японцы и корейские женщины в «походных борделях» он свидетельствовал, как оккупанты угоняли корейских женщин в «походные бордели» для своих солдат (как впрочем, и женщин из всех других захваченных ими стран). В интервью с корреспондентом японской газеты «Хоккайдо симбун» он признался: «Я был непосредственно причастен к захвату корейских женщин для походных борделей, был охотником за рабами в буквальном смысле этого слова. По моей команде свыше 1000 корейских женщин были угнаны в бордели. Происходило это так: мы прибывали в очередную деревню, и выгоняли всех женщин на улицу под контролем вооруженных полицейских. Если кто-нибудь пыталась бежать или сопротивляться, то ее сбивали с ног деревянным мечом. Не обращая внимания на слезы и крики, загоняли их палками в машины. Девушка это, или замужняя женщина, мать семейства, это никого не интересовало. Помнится, какую-то женщину забрали от грудного ребенка. А когда один 2- или 3-летний ребенок со слезами следовал за своей мамой, его подняли и с силой и бросили наземь. По правде говоря, речь шла не о "вербовке", а насильственном захвате женщин ...» Немало подтверждений позорной практики японской военщины имеется и среди документов союзников. Госархив США рассекречивает и публикует все новые доказательства захвата женщин в походные бордели для японских солдат. Недавно была оглашена документация штаба генерала Макартура от 1945 г., подтверждающая эти преступления. Документ «Учреждение аппаратов для развлечения японских солдат» был составлен 15 ноября 1945 г. от имени главного командующего объединенными войсками Макартура. В нем написано, что японские торговцы в Корее по предложению командования японских войск угнали корейских женщин в походные бордели для солдат в Бирме и других местах. При этом они действовали с разрешения и по прямому указанию японской армии… Однако в Токио в упор не видят эти доказательства, и продолжают отрицать очевидные факты. Отметим, что в силу ряда причин, Японии удалось уйти от ответственности за ряд преступлений, и избежать процедуры, подобной "денацификации" в Германии. Так, например, на Международном Трибунале по Дальнему Востоку – суде над японскими военными преступниками, проходившем в Токио с 3 мая 1946 года по 12 ноября 1948 года, тема каннибализма не поднималась. Уже упомянутый нами Бивор объясняет это тем, что власти США и Австралии вступили в сговор. Официально считается, что причиной было желание пощадить чувства родственников военнопленных. Однако по всей видимости речь может идти о некоем тайном соглашении с японцами. Ведь практически сразу американцы стали рассматривать Японию, как свой "непотопляемый авианосец" - форпост против СССР, Китая и стран оказавшихся в зоне советского влияния. Есть и еще один момент. После бомбежек Хиросимы и Нагасаки Япония в глазах общественного сознания моментально превратилась из чудовищного палача в "жертву войны". Азиатские дела мало интересовали лежащую в руинах Европу, для СССР японская кампания оказалась быстрой и победоносной, то есть без особого ожесточения, все внимание Москвы было приковано к чудовищным преступлениям нацистов на оккупированной советской территории. Американцы, австралийцы и британцы помалкивали по указанной выше причине. Ни Китай, ни Корея, не имели тогда ни соответствующих информационных ресурсов, ни международного влияния. В результате по ряду пунктов Токио сумело уйти от ответственности. И ни о каком покаянии, ни о какой компенсации жертвам речи сегодня не идет. Но об этих преступлениях 70-летней давности говорить необходимо. Потому что не выученные уроки впрок не идут - и в сегодняшней Японии вовсю осуществляется героизация военных преступников, убийц-людоедов и насильников, усиливаются милитаристские и реваншистские настроения. И вот уже Токио предъявляет территориальные претензии к соседям - России, Китаю и Корее.

ЧИТАТЬ О ДРУГОМ

Загрузка...